Новое время

 новости, Украина, эксклюзивные комментарии, аналитика
UA RU

Смелая игра. Что затеял наследный принц Саудовской Аравии

Томас Фридман Томас Фридман

Американский журналист, трёхкратный лауреат Пулитцеровской премии

Сын короля Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман работает не только над реформами в стране, но и над концентрацией власти в своих руках

Чтобы понять потрясения, происходящие сейчас в Саудовской Аравии, следует начать с важнейшего политического факта: основная сила, формирующая политику в этой стране последние сорок лет – не ислам, фундаментализм, либерализм, капитализм или ИГилизм.

Это болезнь Альцгеймера.

Действующему королю страны 81 год. Он пришел на место короля, умершего в 90, который, в свою очередь, наследовал престол от короля, умершего в 84. Не то, чтобы никто из них не проводил реформы. Но пока в современном мире менялись технологии, образование и шли процессы глобализации, эти саудовские монархи были уверены, что реформирование со скоростью 10 м/ч – это достаточно быстро. А высокие цены на нефть покрывали затраты на низкий темп.

Но так больше не работает. Около 70% жителей Саудовской Аравии младше 30 лет, и 25% из них – безработные. Около 200 тысяч человек учатся за границей, 35 тысяч из них ежегодно возвращаются домой с научной степенью в поисках полноценной работы, не говоря уже о том, что им хочется более полноценной жизни – какого-то веселья, помимо походов в мечеть или торговый центр. Системе пора создавать рабочие места за пределами нефтяного сектора, где доход саудитов уже не такой, как раньше, однако власть продолжает проедать запасы ради стабильности.

Это – причина затеянной на этой неделе смелой и безрассудной игры 32-летнего сына короля Салмана – наследного принца Мухаммеда ибн Салмана. Я дважды брал у него интервью. Он – молодой человек, который очень спешит. Его стремление к реформам показалось мне искренним, а его поддержка со стороны молодежи в стране очень высока.

Действительно, есть две вещи, которые я могу сказать о нем наверняка: он в гораздо большей степени предприниматель, чем ваххабит. И если бы его не существовало, саудовская система должна была бы его изобрести. Кому-то нужно встряхнуть это место. 

Но вот чего я не знаю точно: где заканчивается его стремление к быстрым реформам и начинается авторитарное желание захватить власть? После того, как наследник арестовал множество саудовских принцев, медиасобственников и миллиардеров по обвинению в коррупции, президент Трамп выразил свое восхищение в Твиттере, написав: "Некоторые из тех, с кем жестко обошлись, уже много лет "доят" свою страну".  

Слышать, что саудовские принцы арестованы за "коррупцию" – это как читать, что Дональд Трамп уволил несколько секретарей "за ложь" 

Я мог только посмеяться над этим твитом. Слышать, что саудовские принцы арестованы за "коррупцию" – это как читать, что Дональд Трамп уволил несколько секретарей "за ложь". Должно быть что-то еще, знаете ли. Трамп, очевидно, пропустил прошлогоднюю историю о том, как кронпринц неожиданно купил яхту во время отпуска на юге Франции – она просто ему понравилась – у российского владельца за $500 млн. Он взял эти деньги из своей копилки? Это доход его киоска с лимонадом в Эр-Рияде? Или деньги из бюджета?  

Я поднимаю этот вопрос, потому что когда кто-то в один момент проводит такие изменения и наживает себе столько врагов, как это сделал Мухаммед ибн Салман, то все должно быть очень чисто. Люди должны поверить, что он действительно делал именно то, что говорит и что у него нет скрытых мотивов, потому что перемены будут болезненными.

Просто посмотрите, за что взялся принц.

Чтобы ускорить процесс принятия решений, он перестраивает саудовское государство: от широкой семейной коалиции, в которой власть делится и по очереди переходит от одного к другому среди членов семи самых крупных семей, а решения принимаются консенсусом, к управлению государством руками одной династии. Это больше не Саудовская Аравия. Страна становится Салмановской Аравией. В недавней серии арестов ибн Салман ликвидировал в основном "молодую старую гвардию" – ключевых сыновей и его естественных соперников из других королевских семей страны. Кроме того, он арестовал владельцев трех основных квазинезависимых частных телесетей – MBC, ART и Rotana.

В то же время, кронпринц меняет основу легитимности режима, заканчивая "эпоху 1979". В 1979,  после захвата самого священного места ислама в Мекке ультрафундаменталистским саудовским проповедником, заявлявшем, что семья Аль Сауд была недостаточно исламской, правящая семья Саудовской Аравии для укрепления своей легитимности в религиозном аспекте резко накренила страну к религии и начала развивать свой пуританский ваххабитский суннитский ислам за пределами страны, строя мечети и школы повсюду: от Лондона до Индонезии.

Это стало катастрофой арабо-мусульманского мира, породив такие течения как Аль-Каида и Исламское государство, затормозив образование и прогресс по отношению к женщинам.

Мухаммед ибн Салман пообещал дать жизнь более умеренному саудовскому исламу: началось с ограничения функций религиозной полиции и разрешения женщинам водить. Это очень важно. Он дал людям возможность судить его правительство не по уровню благочестия, а по его работе, не по Корану, а по ключевым показателям эффективности: уровню безработицы, экономическому росту, условиям жизни и здравоохранения.

Но он заменяет ваххабизм как источник солидарности на более светский вариант саудовского национализма – антииранский, антиперсидский, антишиитский. И это ведет его в опасном направлении. Чтобы противостоять Ирану, ибн Салман заставил суннитского премьера Ливана Саада аль-Харири уйти с поста во время визита последнего в Эр-Рияд и обвинил Иран и местных шиитов в том, что Ливан остался без правительства, как и в обстреле Йемена. Ливан, которому относительно удавалось балансировать между суннитами, христианами и шиитами, теперь трясет. Саудовский наследник также возглавил попытки стран Персидского залива изолировать Катар за слишком тесные связи с Ираном и лишить Иран влияния в Сане, в процессе уничтожив сам Йемен. Это непосильная задача, и, видимо, сказать об этом принцу некому.

Как отметил старый саудовский журналист, говоря о наследнике: "Этот парень спас Саудовскую Аравию от медленной смерти, но ему нужно расширять базу. Хорошо, что он освобождает дом Сауда от влияния духовенства, но он не позволяет кому-то иметь отличное от его собственного мнение о его политических и экономических решениях".

Меня беспокоит, что те, кто призывает Мухаммеда ибн Салмана быть агрессивнее в противостоянии Ирану (чьему злокачественному религиозному влиянию действительно нужен противовес) – подобно ОАЭ, Трампу, Джареду Кушнеру и Биби Нетаньяху – приведут его к войне одновременно и за границей, и дома. И тогда мы увидим, как в один момент из-под контроля выходит и Саудовская Аравия, и весь регион.

Как я и сказал – я обеспокоен.

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Томаса Фридмана. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал опубликован на The New York Times

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу   Мнения Нового Времени

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев