Новое время

 новости, Украина, эксклюзивные комментарии, аналитика
UA RU

Гіркі жнива. Дождались

Виталий Гайдукевич Виталий Гайдукевич

Телеведущий

На экране появился Украинец Который Может Вломить Люлей Московиту

Facebook обсуждает "Гіркі жнива". Рад. Прежде всего потому, что обсуждают кино об Украине. Присутствуют диаметральные точки зрения, идет диалог о том, что хорошо, а что плохо. Супер. Многие зрители ждали драму о трагедии времени. Мало кто обратил внимание, что едва ли не впервые в современном кино об Украине прорезались очень важные, весьма важные, нотки - героика.

В ленте есть персонажи, которые вместо ныть и плакать, что беда-беда, берут саблю и рубают московита. Ну наконец, дождались.

Я не говорю, насколько это качественно с кинематографической точки зрения было подано. Важно другое - на экране, в популярном кино, которое рассчитано на максимально широкий круг (а, значит, не слишком прихотливое к нюансам режиссуры и т. д.) зрителей, появился Украинец Который Может Вломить Люлей Московиту.

Знаете, почему это прорыв? Потому что мы привыкли к роли жертвы. Нас все обижают, прижимают, угнетают, а мы только тоскливые песни поем. Обратите внимание, у нас в истории героические поступки полны не сжатыми зубами и славой героям, которые насыпали за воротник, а тоской по погибшим в процессе отсыпки. И если в норманской, скажем, традиции, Ушедший Герой, присоединился к таким же героев в Вальгалле, и в дальнейшем будет трапезничать с славнейшими в обществе самого Одина, то у нас преобладает тоска, о героизме мы забываем.

Вспомните стереотипное восприятие битвы под Берестечком? Тоска, сожаление, трагедия - 300 отважных, которые отказали Потоцкому и остались биться насмерть, рассказы о десятках тысяч погибших, утонувших в Пляшеве (что не подтверждается археологией). А какой стереотип Фермопил и 300 спартанцев? Герои, отвага, отчаянные. Где сострадание? Где плачь? Есть тризна. И это еще не все в курсе, что спартанцы никак не могли отступить - по закону, за это была казнь. То есть у них вообще без вариантов: либо в бою умереть, или дома убьют. А вот те, кто были вместе со спартанцами (да, они там были не одни) вполне могли уйти, но остались добровольцами (как и несколько казаков под Берестечком). И таких страниц - вагон и тележка. И каждая давно должна стать победоносным геройским комиксом, мультиком, плакатом, кинофильмом.

У нас героические поступки полны не сжатыми зубами и славой героям, которые насыпали за воротник, а тоской по погибшим в процессе отсыпки

Здесь сюжетных линий, которые бы рожали колоритных и фактурных персонажей, которые не ломались, не сдавались и даже на смерть шли с хищным прищуром - множество. Холодный Яр, восстание в Лукьяновке, ПВЗ разобрать на героику можно, Конотоп, Орша, Ольгерд на Синих Водах, штурмы Сагайдачным Кафы, Москвы(!), в конце концов, те же крестьянские восстания во время Голодомора - тогда еще было много тех, кто помнил украинское войско и его победы.

Конечно, это надо уметь показать качественно и самосовершенствование здесь не знает границ. Но наконец-то где-то, кроме Вогнем і Мечем, начали появляться фактурные украинцы, а не Боярский (тьфу, прости Господи). И вот за это Гірким жнивам действительно благодарность.

И так, поиск героизма вместо плача - это пропаганда. И хоть тресни, и пусть вы лягушачьими пупырышками покроетесь, оппоненты, но эта пропаганада нужна.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев