Новое время

 новости, Украина, эксклюзивные комментарии, аналитика
UA RU

Почему же мы так скверно и злобно живем?

Семен Глузман Семен Глузман

Психиатр, общественный деятель

Мы многому научились, и многое продолжаем осваивать. Но почему же мы так скверно и, зачастую, злобно живём?

В России массовое сборище убогих духом в болезненном экстазе ликующе приветствовало отмену прав человека. Не мои слова, это записал великий Томас Манн по отношению к своей стране, Германии. Писатель Томас Манн, лишенный германского гражданства в 1936 году. Насилие – принцип, предельно всё упрощающий, неудивительно, что он всегда находит понимание у масс. Российские массы любят Путина, верят ему.

Мы – отличаемся. Мы не любим свою власть. И не боимся об этом говорить социологам. Хотя и мы, и они – россияне, из одного прошлого, из тоталитарного СССР. Тоталитаризм, в отличие от предшествовавших ему форм традиционного деспотизма, абсолютизма и авторитаризма, является феноменом XX столетия. Но мы живем в XXI столетии. Рядом с нами авторитарная Белоруссия, стремящаяся к тоталитарному началу Россия…  Что ожидает нас?

В России единственной «референтной группой» для личности уже является государство. Укрепляющее свою основательность банальными проявлениями теории заговора. Это – и «фашистская власть в Украине», и «распятые бандеровцами маленькие мальчики», и «запрет на публичное использование русского языка». Исключая возможность какого бы то ни было компромисса, теория заговора не оставляет места для сил, занимающих нейтральную позицию. Идти на согласие с теми, кто выступает против вождя и его политического курса – означает порвать с верой и присоединиться к  участникам заговора. В данном случае, с теми, кто сопереживает оккупированной Украине. Достаточно давно американский историк Хофштедтер назвал такой подход параноидальным давлением, означающим предельное преувеличение, подозрительность и фантазии о существовании политического заговора.

Вы, господин Порошенко, очень и очень разочаровали меня

Змеи вырастают из своей старой шкуры, потому что шкуры не умеют расти. Кто-то из философов заметил: развитие инструментального интеллекта влечёт за собой гуманизацию. Увы, XX век показал обратное. Инструментальный интеллект  подобен змее, он нуждается в сопровождении нравственной парадигмы. Змея, не меняющая шкуру, обречена на смерть. Отсутствие нравственной «оболочки» обрекает человечество на полное самоистребление. Нравственные предвосхищения Платона резко отличаются от определений Фомы Аквинского и Альберта Швейцера. Но, в сущности, они – об одном и том же.

Мы уже всерьёз отличаемся  от России. Мы научились не любить власть и почти не бояться её. У нас уже есть опыт публичного сопротивления её лжи. Мы – многоконфессиональная страна, где нет монополии одной религиозной доктрины. Мы многому научились, и многое продолжаем осваивать… Но почему же мы так скверно и, зачастую, злобно живём? Это ведь мы сами, своими руками, своими избирательными бюллетенями приводили во власть всех этих проходимцев и демагогов-популистов.

Это мы позволяем им после выборов почти вслух называть нас биомассой, лохами и дебилами. Когда-то в бытность Януковича президентом Украины я позволил уговорить себя войти в его Общественный Совет. Я надеялся быть услышанным. Тогда, впервые войдя в зал заседаний, я громко произнес: «Господин президент, я согласился стать членом вашего Совета, но прошу вас помнить: я не был вашим избирателем!»

Сегодня, здесь, на сайте «Новое время» я хочу произнести иное: «Господин Порошенко, я – ваш избиратель! Как достаточно хорошо информированный гражданин Украины, я знал, что вы не последователь моральных философов. Я голосовал за вас, поскольку не мог отдать свой голос другим претендентам. Вы, господин Порошенко, очень и очень разочаровали меня».

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев