Новое время

UA RU

Зрада-перемога ценой в $20 млрд

Александр Харченко Александр Харченко

Директор Центра исследований энергетики

Газотранспортная система. ГТС. Условное сокращение, которое буквально заставляет сходить слюной украинских политических коррупционеров

Ведь денежные потоки, генерируемые нашей газотранспортной системой – а это сейчас около 2 млрд долларов в год – сегодня отходят карману тех, кто привык заправлять "большой украинской политической коррупцией" в газе и получать от этого миллиарды гривен ежегодно.

К тому же, сам факт необходимости платить Украине за транзит газа является серьезным раздражителем для Кремля. А тут еще в Стокгольме Нафтогаз довольно близок к тому, чтобы выиграть повышение цен на транзит газа до конца 2019 почти в три раза.

Выглядит как победа?

Да фактически и антикоррупционная победа, и вероятная победа в Стокгольме, могут очень быстро превратиться в свою противоположность.

История в том, что Европа приняла (это произошло относительно недавно – в 2009 году) набор правил для защиты потребителей. Одно из ключевых: не могут на монопольном инфраструктурном рынке (поставки газа, электричества или тепла) одни и те же владельцы владеть средством транспортировки – трубой или электрическим кабелем – и поставлять сам продукт потребителю. Потому что такой владелец никогда не допустит, чтобы через его трубу пошло тепло или газ от конкурента, а через кабель – электричество. Логика проста и понятна.

Выполнение реформ практически полностью заморожено на уровне министерства энергетики и рабочей группы

Для Украины это означает, что не может – пусть и государственный – Нафтогаз одновременно управлять газотранспортной системой и торговать газом. Поэтому Кабинет министров подписал план так называемого "unbundling" – отделения системы ГТС в отдельное предприятие. Кроме того, принят закон о реформе рынка газа, содержащий детальный план как сделать украинский рынок газа прозрачным, правильным и конкурентным. Все это вместе – если делать – должно сделать Украину частью Европы с точки зрения правил рынка газа.

Одновременно – а этот процесс продолжается уже почти три последних года – северные соседи развернули фронт против нашей ГТС. Несмотря на финансовую убыточность и физическую ненадобность, Россия инвестирует десятки миллиардов долларов в проект Северный поток-2 и десятки миллионов долларов на его лоббирование в Европе и США. Покупаются политики (бывший канцлер Германии Герхардт Шредер, официально возглавляет совет директоров Северного потока 2 – лишь верхушка айсберга), нанимаются пиарщики, эксперты, финансируются "исследования". Ключевые цели проекта: оставить Украину без транзита, получить полный контроль над поставками газа в Центральную и Восточную Европу.

Россияне в этом процессе опираются на два главных аргумента. Первый: Украина не способна качественно управлять своей ГТС (хотя за все годы у нас ни разу не было проблем с обеспечением транзита, а аварийность ГТС Украины, по официальным данным, в 7 раз ниже российской). Аргумент второй: Украина неспособна к реформам и не может быть частью Европы, оставьте ее нам.

Чем может ответить на этом фронте Украина? Прежде всего, планы россиян на Северный поток-2 могут рухнуть, если они не получат необходимых разрешений в Европе. С нашей стороны здесь необходимы дипломатические усилия на высоком уровне – и они прилагаются. Президент, глава Верховной Рады, премьер-министр, МИД на своих встречах озвучивают опасность проекта ПП2 для Европы, отмечают в публичных выступлениях, призывают, настаивают. Это хорошо, и это необходимая часть процесса. Но есть еще другая часть – без которой не получится.

Эта, вторая, часть называется "реальная работа над реформой". За нее отвечает правительство. Без реформы мы даем россиянам очень мощную аргументацию для удара по интересам Украины. Причем, как на фронте противостояния Северному потоку 2, так и в Стокгольме, где продолжается процесс противостояния Нафтогаза и Газпрома в крупнейшем в истории арбитраже. Из-за особенностей юридической позиции, на которую опирается Нафтогаз, НЕ проведение unbundling и реформы рынка газа в целом, может стоить Украине 12 млрд долларов плюс ежегодные потери почти четырех миллиардов к концу 2019 года. Сегодня мы максимально приблизились к точке, когда это может произойти.

Еще раз замечу: президент и премьер-министр публично и на всех уровнях поддерживают и отделения ГТС, и реформу рынка газа. Президент даже в недавнем ежегодном послании к Верховной Раде поставил целью перенести пункты приема газа с западной на восточную границу Украины. Это возможно только в случае полной реализации запланированных реформ. Так же премьер-министр активно и публично выражает поддержку реформе ГТС и газового рынка в целом.

На самом же деле проведение реформ практически полностью заморожено на уровне Министерства энергетики и рабочей группы под общим руководством профильного вице-премьер-министра. Не выполнено почти 90 процентов пунктов плана реформ. Об этом неоднократно уже писали украинские эксперты. Об этом руководство Энергетического Сообщества написало недавно огромное письмо нашему правительству. Об этом активно коммуницирует команда Нафтогаза.

Нафтогаз, кстати, сейчас пытаются сделать виновным в срыве реформ – по инициативе министра энергетики Насалыка – даже комиссия по этому поводу создана. Несмотря на то, что в плане подготовки к отделению ГТС Нафтогаз упоминается до момента принятия решения в Стокгольме всего один раз (и именно этот пункт выполнено), а команда Нафтогаза, общепризнанно, является ключевым драйвером всех реформ в рынке газа.

Почему ничего не сделано? Все достаточно просто. В случае реализации плана реформы рынка и отделения ГТС Украины по плану почти наверняка удастся создать консорциум по управлению газотранспортной системой с участием западных партнеров. Как говорит председатель правления Нафтогаза, уже есть четыре претендента на участие в таком консорциуме. Такой консорциум будет означать несколько вещей.

Россия испытывает мощный удар по Северному потоку-2, ведь участие европейских операторов в управлении нашей ГТС почти наверняка будет означать реализацию задачи Президента о переносе пунктов приема газа на восточную границу Украины, и путь, по которому будут транспортировать газ в Европу, будет определять не Газпром, а европейские покупатели газа. С ними договориться будет вполне реально и Украина сохранит свои позиции газового транзитера.

Новый консорциум также будет управляться по европейским правилам. Что означает невозможность реализовать традиционные коррупционные схемы к которым так привыкли украинские олигархи и политические коррупционеры всех уровней.

Остановка реформы ГТС и рынка газа – здесь совпали интересы сторонников "русского мира" и украинских коррупционеров. Эти борцы за остановку реформ уже добились значительных результатов. Если победят – Украина только до 2019 года потеряет 20 млрд долларов в пользу России (потери в Стокгольме + потери на транзите). Удастся ли им достичь абсолютного успеха? Станет ясно в течение нескольких месяцев.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев