Новое время

 новости, Украина, эксклюзивные комментарии, аналитика
UA RU

Невыученный урок коммунизма

Александр Скакунов Александр Скакунов

Программист и создатель видео-образовательной платформы "Zero to Hero"

Самый-самый денежный курс в мире — “Теория вероятностей и статистика” — сводят к нескольким сложным формулам

Я программист. И недавно во время обсуждения нашего проекта одна из коллег-разработчиков высказал интересную мысль: “Почему не мы, а IT-компания получает такие большие прибыли, если это мы делаем всю работу?”. Когда многие закивали, соглашаясь с ней, я понял, что мы ничему не научились у Советского Союза.

Другими словами, СССР развалился, но многие не сделали никаких выводов, и продолжают мыслить в терминах коммунизма. Давайте разберёмся.

В чём идея коммунизма?

Представьте такую картину. Есть завод, производящий стулья. Есть рабочие, которые производят эти стулья, и есть хозяин бизнеса, который платит рабочим зарплату.

Когда стулья реализуют (продают), то 100% прибыли делится так: 50% забирает хозяин, а остальное делится между всеми рабочими. Если рабочих 100, то каждый получит по 0.5% от суммы прибыли.

Вопрос, который поставили в своё время коммунисты: почему выручка делится так нечестно, если это рабочие сделали всю работу?

Так думали многие, очень многие люди в начале XX века. Именно эта постановка вопроса в своё время сделала коммунистические идеи такими популярными. “Фабрики — рабочим, землю — крестьянам”.

То, что привносит организатор бизнеса — это взятие на себя ответственности за риск

Внимание, вопрос: что плохого-то? Вроде же всё честно?

Серьёзно. Попробуйте сами догадаться — что такого делает хозяин бизнеса, что он может забрать себе большую долю прибыли, и это будет честно?

Ответ на этот вопрос — то, чего не понимали и не учитывали Маркс и Энгельс (теоретики идеи коммунизма), но что должны понимать и учитывать мы.

Подсказка

Пока вы думаете, анекдот по теме.

Встречаются два старых друга, разговаривают.

— Все, —  говорит один, —  у меня ужасно, жена —  дура, меня с работы уволили, денег нет, зубы болят. Одно остается — утопиться.

— Все это ерунда, приходи завтра ко мне в офис, будешь у меня работать.

— Так я же не умею ничего.

— Так ничего особого и не надо —  будешь сидеть у телефона, я буду тебе иногда звонить и говорить ``нажми на синюю кнопку``, и ты должен будешь нажать на синюю кнопку, или ``нажми на красную кнопку``, и ты должен нажать на красную кнопку. И все. Деньги —  пополам. По рукам?

— По рукам!

Сначала дела у них шли так себе, потом дело закрутилось, мужик вылечил зубы, купил машину, переехал в новую квартиру в центре города. Жена ходит в мехах, дети учатся в колледже в Англии.

И вот как-то ночью жена просыпается, а мужа рядом на кровати нет.

Она идет на кухню и видит такую картину —  сидит муж за столом, перед ним почти пустая бутылка водки, полный депресняк, разве только на луну не воет.

— Милый, что с тобой?

— Да понимаешь, — говорит, —  на кнопки-то я нажимаю, а деньги-то пополам.

Venture Capitalism

Итак, то, чего не учитывает коммунизм — это идея риска.

То, что привносит организатор бизнеса — это взятие на себя ответственности за риск. То есть это его задача — определиться, что продавать надо именно стулья, и вот именно такие. Если бизнес прогорает, то убытки несёт именно бизнесмен, а рабочие переходят на другую безрисковую работу с фиксированной оплатой. Поэтому хозяин бизнеса и забирает такую большую долю.

Идея риска означает, что предприниматель получает прибыль как компенсацию за несение им «бремени риска» за успех или неуспех своего дела.

Вы же слышали выражение “venture capitalist” (“венчурный капиталист” )? Само слово “venture” является короткой формой слова “adventure” (“приключение” или “рискованная затея”) и даёт нам понимание того, с чем приходится иметь дело. Венчурный капитал по определению “предназначен для финансирования новых, растущих или борющихся за место на рынке предприятий и фирм (стартапов) и поэтому сопряжён с высокой или относительно высокой степенью риска” (Википедия).

Что нам с этим делать?

Откуда у нас это желание избегать риска — вполне известно: с советских времён непредсказуемые Голодоморы, преследования и расстрелы не слишком помогали расширять горизонт планирования.

Важнее — что с этим делать. Ответ простой и сложный одновременно: учиться просчитывать риски. Лучший способ сделать это на практике — попробовать организовать небольшой бизнес.

Конечно, проблема в том, что у нас бизнесу не очень-то учат. Если на Западе изучают Customer Development (проработка портрета покупателя) и Business Model Canvas (схема, на которой нужно прописать, кто ваш покупатель и какую его боль решает ваш продукт, какими каналами движется товар от вас к покупателю и деньги в обратном направлении — то есть чёткий ответ на вопрос «какой я веду бизнес»). А у нас на курсе предпринимательства изучают «разницу между ООО и ОАО» и «формы налогообложения».

Плюс в университете самый-самый денежный курс в мире — “Теория вероятностей и статистика” — сводят к нескольким сложным формулам без понимания, где они применяются.

Но это всё решаемо — было бы желание разобраться.  Подумайте об этом. Ведь “кто не рискует — тот не пьёт шампанское”.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев