Его не может не быть 5 книг о счастье. Блог писателя

Фото: yakaboo.ua

Вылавливать «счастливые» книги в океане издательского рынка – все равно что слушать громкий сет модного диджея, в котором изредка раздаются едва слышные слова.

Помните, «счастье есть – его не может не быть». Бывает так, что даже скучная классика «грешит» в этом смысле неожиданными находками. Современная литература редко бывает оптимистичной, но свои жемчужины встречаются и в ней.

Оноре де Бальзак. Озорные рассказы. - Х.: Фабула, 2017

В этом жанре французский классик действительно чувствовал себя счастливым. Именно «Озорные рассказы» считал он настоящим воплощением своего раблезианского духа, веселого нрава, несокрушимой веры в добро и счастье. Недаром, оценивая свое творение с описанием любовных утех и неподдельного юмора, он не раз повторял: «Если что-то и останется после меня, то это «Озорные рассказы».

В конце концов, кроме стремления отобразить социальную историю Франции, Бальзак всегда мечтал поставить диагноз обществу и предложить лекарства для лечения болезней, поэтому кроме романов сначала писал еще и комедии. Впрочем, большую их часть зритель так и не увидел, а те, которые были поставлены, - не имели особого успеха. Наверное, трудно смешить публику, оставаясь убежденным пессимистом, которым при жизни считал себя Бальзак. Вместе с тем, он всегда любил юмор и развлечения, охотно выезжал за границу, где имел любовные приключения. Так, среди его увлечений выделяется длительная связь с польской графиней и женой украинского помещика Эвелиной Ганской.

Кэндзи Миядзава. Ресторан, где исполняют пожелания. - Л.: Кальвария, 2016

Сказки из этого сборника японского мастера раскрывают сказочный мир, созданный «святым Кэндзи», как называли его еще при жизни – мир, полный глубокой мудрости и тихого счастья. В нем живут болотные и лисы, на которых те охотятся, а поймав, удивляются счастливой улыбке даже мертвой жертвы. Лесной кот спорит с желудями, дикий виноград влюбляется в радугу, надменные лягушки корчат из себя мудрых учителей, а ресторан, где выполняют пожелания, оказывается лесным призраком. Впрочем, удовольствие от чтения этих сказок отнюдь не призрачное – видимо их автор действительно был бодхисатвой, святым человеком: деньги раздавал бедным, о судьбе своих произведений не заботился, писал свои притчи только для учеников. Неудивительно, что при жизни Миядзава издал только два сборника, которые остались незамеченными, зато после его смерти, в 1933 году, оказалось, что наследие мастера составляет восемнадцать томов, вошедших в золотой фонд мировой литературы.

Василий Махно. Дом у Бейтинг Холлоу. – Л.: Видавництво Старого Лева, 2016

Этот сборник – о счастье на чужбине, которое питается воспоминаниями о родине. Она очень простая, и прочитать ее можно за пару часов. Дебютная проза поэта Василия Махно – это вообще восемь рассказов, чьи названия напоминают поэзию автора, последние 15 лет живущего в Нью-Йорке. Ранее у него были «фирменные» лисы, совы и рыбы, а теперь – шляпа, дактили, сливы. И еще Бруклин, 42 улица. Далековато от нашего времени, и именно поэтому автору кажется, что здесь у нас своеобразный жанровый упадок. «Я хотел возродить жанр рассказа, который почему-то в украинской литературе стал непопулярным. Все пишут романы », – сообщил он во время вручения премии по Skype.

Возможно, именно из-за трогательной заботы о судьбе укрсоврлита проза Махно в этом сборнике не очень требовательна. Ее называют экзистенциальной – это когда где угодно пишут о том, что происходило в разное время и на разных континентах, но мыслями всегда дома, в родном селе, где почтальон едет на велосипеде, защипнув штанину бельевой прищепкой. Ну чтобы не затянуло в цепь, водоворот воспоминаний и заодно пение песни «Нью-Йорк, Нью-Йорк».

В книге молодой харьковской писательницы предусмотрено фактически все - от войны в Донбассе до печальных последствий революции высоких технологий

В этих рассказах мужчина за пятьдесят с любовницей из Кривого Рога ищет себе убежище в других местах. Вдова, съехав с хайвэя, заправляет полный бак, повстанцы везут на казнь молодого прыжка, а на автобусной станции в Черткове раскинули лагерь цыгане. Но в конце рассказ все равно поворачивает в эмиграционную пустоту, хотя герои оттуда давно уже уехали. Что осталось? «Два тренировочных велосипеда и беговую дорожку, стоявшие в углу большой пивной, накрытые брезентовыми чехлами, выбросили на улицу. Книги забрали в немецкую библиотеку, но годами подписываемый журнал «Нью-Йоркер», кипы которого припадали пылью, нужно было кому-то передать».

Мария Козыренко. Жуйка. – Л.: Кальвария, 2016

В этой повести нас забрасывают в недалекое будущее. Здесь есть, конечно, и история любви, и тема творчества, а также гротескно-фантасмагорические аллюзии на «федеративные» последствия сегодняшней политики – от Киева до Харькова, и далее – везде. «Когда Марц покупал билеты из Кишинау в Хак (с пересадкой в Кейсити), по вокзальному громкоговорителю как раз передавали классику – «The Road to Hell», которой уже несколько лет саркастически провожали поезда в города в восточной части Крайна». Но, главное, что в книге молодой харьковской писательницы, написанной задолго до нынешних социально-политических катаклизмов, предсказано практически все – от войны на Донбассе до печальных последствий революции высоких технологий. И большое счастье, что о некоторых вещах, которые ждут нас в будущем, мы еще можем узнать и попробовать с ними справиться.

Естественно, «фантастическая» форма повествования позволяет несколько преувеличивать достижения злого гения и без того неполноценных «сумасшедших профессоров» нашего времени всех рангов и мастей, но, в принципе, социальные прогнозы и выводы в повести «Жуйка» Марии Козыренко вполне правдивы, закономерны и неутешительны .

Волею судьбы уличный музыкант, живущий в обществе будущего, где не осталось не только настоящей музыки, но и живых инструментов, встречается с изобретателем, устроившим миру такую «веселую» жизнь. Интересно, что же может произойти, если в этой самой жизни неудачный перевод нескольких страниц Достоевского, ошибочно «перемещенных» в мусульманский миру, вдруг появится на столе восточного владыки? И неужели это может быть воспринято, как ультиматум западного мира? И его последствия приведут к неизбежному хаосу, войне, таинственному исчезновению людей и тому положению застывшей 3D-нирваны, в котором оказываются главные герои этой увлекательной книги? Каждому, наверное, стоит отдельно уточнить для себя такие вещи, прочитав «Жуйку».

Дима Зицер. Свобода от воспитания. – Х.: Виват, 2016

Давно известно, что отношения между родителями должны приносить счастье и радость, но не всегда приносят. Почему же так, и что нужно сделать, чтобы было наоборот? Оказывается, дело в одном парадоксе, над которым, собственно, и размышляет автор книги.

Поскольку большинство книг о детско-родительских отношениях описывают обязательства взрослых – как действовать в тех или иных ситуациях, как реагировать на ту или иную ситуацию ребенка, – и внимание сейчас уделяется не детям, а взрослым. Может, с ними что-то не так? Оно и не удивительно, если их жизнь – сплошные родительские обязанности, по которым неизбежна и тотальная детская повинность. «А как же я, Малыш? – Перефразируя мультипликационную классику, хочется спросить вслед за Карлсоном. –  Ведь я лучше обязанностей». И действительно – почему? Ведь любовь непременно предполагает свободу, то есть право на выражение самих себя. И не теряем мы в своем стремлении сделать все, «как должно быть», суть счастливых отношений, то есть того, «как хочется?»

Большинство оппонентов автора отрабатывается так же печальной, потому советской цитатой из фильма, мол, «живут не для радости, а для совести». Так же они плодят комплексы в детях, которые сначала клянутся не воспитывать своих потомков так, как их воспитывали родители, но за неимением лучших моделей – страх, запугивание, «не ешь мороженого, потому что горло заболит», «потеряешь перчатку – домой не возвращайся» – так же потом обращаются с собственным малышом. Очень мало на свете родителей, которые просто скажут своему ребенку, который принес из школы двойку, разодрал брюки, лазая по деревьям и потерял ключи от дома: «Это ничего, лишь бы здоровенький был». Именно таким родителям, точнее их воспитанию, посвящена эта книга – о том, как жить вместе не на одну зарплату, а на одну общую свободу. Прежде всего, от «дедовского», а на самом деле «советского» воспитания.

Больше блогов тут

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев